четверг, 17 марта 2016 г.

Сказ про то, как я арабских e-learning’цев учил

Автор: Сергей Запорожченко
Источник

Немного предыстории.
Фирма, где я работаю, проводит, среди прочего, курсы повышения квалификации и переподготовки. Довольно давно, несколько лет уже. До этого были курсы, в основном для учителей школ, преподавателей ВУЗов. И программа обучения была направлена на обучение навыкам работы с интерактивными досками и созданию контента для этих досок в специализированном ПО.
Собственно, я никогда не имел отношения к проведению этих курсов — не моя специализация. Есть у нас несколько человек, кто этим постоянно занимается.
Как-то раз обращается к нам Академия Государственной противопожарной службы  с предложением провести курсы повышения квалификации и переподготовки сотрудников. Почему к нам? Лет 8 назад мы настроили СДО в их Академии, и помогаем администрировать эту систему по сей день. А ко мне обращение попало потому, что запрос был на обучение  созданию электронных курсов.
А вот это уже мне интересно — это мой профиль! В общем, подготовился я, провел очный курс для трех сотрудников отдела ДО. Курс включал в себя немного педдизайна, немного CourseLab, немного Moodle  (Академия ГПС использует эти программы).
Затем еще три месяца, уже дистанционно, продолжили работать. Создавали сценарии курсов, сами курсы, рецензировали. Довольно давно это было, так что стал я уже забывать  про этот курс.
И вдруг опять Академия обращается: не хотим ли мы (а от полковника внутренней службы «хотим» и «должны» звучит как одно и то же) провести еще один курс. Конечно, хотим,  отчего же не провести. Материал есть, база Академии изучена. Все, вроде бы, знакомо. Ударили, как говорится, по рукам.
А тут сюрприз: слушателями будут спасатели из Туниса, они по-русски вообще не понимают. Однако Академия обещает дать переводчика на арабский или французский (в Тунисе два языка с рождения учат). С переводчиком временные затраты растут, да и можно ли такое общение считать непосредственным? Уж точно не совсем лицом к лицу.
Начинаю адаптировать материал: тексты сокращаю, фразы делаю короткими, схемы и диаграммы добавляю….
За три дня до начала учебы  нам сообщают, что переводчика не будет, нужно вести курс на английском. Отказываться поздно, сажусь и за три дня учу английский. Раз товарищ генерал сказал «надо», значит, сделаем.   
Перевожу материалы на английский, лихорадочно вспоминая, говорил ли я когда-нибудь по 6 часов в день 6 дней подряд чисто на английском. Вспомнил, говорил: в далеком 2002 году, когда три месяца был в США.
В общем и целом — подготовился. Как потом выяснилось, двое из трех моих тунисских коллег понимали отлично мою английскую речь, один понимал плохо (периодически ему товарищи на французский синхронно переводили), а один из двух понимающих плохо говорил.
Вот такое длинное вступление получилось.
Эти три тунисца были преподавателями из национальной Академии гражданской обороны. Двое из них профессиональные — IT-шники. Не только преподают, но и работают по основной специальности. Один специалист по прокладке локальных сетей (коммутаторы, маршрутизаторы, провода и т.д.), второй —технический специалист по ремонту компьютерного «железа». Причем образование у них соответствующее, специальное. Учились в гражданских университетах. Сейчас при званиях и при форме.
Интересно, что своим курсантам они читают лекции по сетям, администрированию, ремонту и диагностике «железа». То есть по своим специализациям. И это в Академии гражданской обороны, подчиненной Министерству внутренних дел!
Только один из них работал на кафедре пожаротушения и был настоящим пожарным. Он лучше всех говорил и понимал по-английски и с компьютером общался на «ты».
Нужно признаться, мы с коллегами очень быстро нашли общий язык. Многие вещи они на лету схватывали именно потому, что IT-шники. Такой опыт преподавания у меня был впервые.
А когда я начал про педдизайн рассказывать, оказалось, что и Блум, и Ганье им очень даже знакомы. И не только фамилии, но и их труды! Представляете? Спасатели, IT-шники, из Туниса — и знакомы с педдизайном! Я им очень позавидовал. Пусть знакомы «шапочно», но они знают, что такая наука есть. Очевидно, Франция постаралась — тунисцы, как жители бывшей колонии, имеют льготы по обучению в этой стране. Все трое моих курсантов учились во Франции на нескольких курсах повышения квалификации и как преподаватели, и как IT-шники.
Благодаря их сообразительности и «хватанию материала на лету», по ходу курса пришлось «менять лошадей» —выкинул очень много теории и добавил больше практики. Больше времени уделил созданию структуры и сценария курса. В итоге заключительная проверочная работа у нас состояла из:
  • написания сценария на выбранную курсантами тему;
  • создания курса средствами CourseLab и публикация в LMS Moodle;
  • создания курса на эту же тему средствами LMS Moodle;
  • сравнения особенностей получившихся   курсов и анализ  их  плюсов и минусов;
  • сравнения возможностей и анализ плюсов и минусов обоих средств создания курсов.
Расстались на оптимистичной ноте. Сейчас продолжаем работать дистанционно — неспешно, но постоянно. Получилось смешанное обучение с четко разделенными частями:  сначала очное, потом дистанционное. Конечно, лучше разбавлять одно другим почаще, варьируя акценты.   
Для себя я сделал несколько выводов:
  1. Необходимо задуматься об обязательном претестировании, анкетировании для выяснения входящего уровня знаний. Я в первый раз столкнулся с тем, что это реально необходимо.
  2. Языковые барьеры не так страшны, как кажутся. Тем более, если работать с IT-шниками. Даже моего английского хватает.
  3. Педдизайн — сила! Почему его не преподают в наших (хотя бы) специализированных ВУЗах?
  4. Надо учиться быстро менять программу курса в соответствии с текущей ситуацией. Это, конечно, опыт. В идеале, нужно  иметь 2-3 программы на одну и ту же тему обучающего курса — с различной вариативностью акцентов и длительности конкретных тем. 
PS
Сразу после написания первой редакции этого опуса, выяснилось, что «там, наверху» понравилось, как мы поработали с тунисцами, и нам пришлют еще группу иорданцев! Так что будет еще и продолжение…  
PPS
Скоро будет проходить курс по организации смешанного обучения. Приходите, записывайтесь, учитесь!  

среда, 16 марта 2016 г.

Парадокс eLearning: чем авторитарнее, тем неуправляемее

Очень любят наши учителя да преподаватели поговорить об активности учащихся. Если же размечтаться, что время лекции (урока), а то и всего процесса обучения на все 100% займет активная работа  обучаемых, выражаемая в целенаправленной деятельности по овладению содержанием обучения, то зачем тогда учитель? Особенно в ДО?

К радости преподающих и создателей ЭОР констатируем, что  обучающиеся далеко не всегда способны к такой  активности: дозированным освоением материала нужно руководить, отклонения от верной траектории корректировать, ошибки замечать и  купировать, индивидуальные потребности удовлетворять, темп обучения уточнять и пр. и пр. 
Ну как тут не автоматизировать эти процессы в удаленном обучении и не сделать полностью управляемыми в очном?

Традиционное (оно же директивное) обучение   больше озабочено всякого рода учебными планами да программами, стандартами и методическими императивами, практически от и до регламентирующими труд преподавателя, контент и учебный результат в рамках системы уроков или лекций-семинаров.
Парадокс состоит в том, что чем больше мы регламентируем традиционный учебный процесс или стандартизируем ЭОРы и бумажные пособия, тем меньше внимания уделяем  управлению активностью ученика и индивидуальным решениям по его  развитию.
На практике, управлению обучением по результату и даже «по компетенциям» свойственно следующее:  процесс учения практически не мониторится и  не корректируется в зависимости от того, как в его ходе меняется управляемая система, то есть ученик:
  • Все ли нужное им усвоено?
  • Достаточно ли детально и прочно усвоено?
  • Нет ли ошибок ?
  • Не накопилось ли пробелов?
  • Сильно ли ученик отстал или ушел вперед или в сторону?
  • Что в усвоенном имеет первое, а что второстепенное значение? Что вовсе избыточно?
  • Когда и как закрепить и применить на деле изученное, довести до прочных навыков и умений? и др.
Никак не канут в Лету времена, когда студент от сессии до сессии практически был предоставлен самому себе. Свобода и демократия! Успехи обучаемых – дело рук самих обучаемых! По плану и по полной программе

На деле же подобное обучение в виде самопрезентаций преподающих и «красивого и привлекательного» контента бросает учащегося на произвол судьбы: большие перерывы между информированием и применением изученного; отсутствие обратной связи о том, насколько успешно он учится; в верном ли направлении и объеме развиваются его компетенции. При всей общепризнанной  авторитарности такого обучения оно делает активность учащихся не просто малоуправляемой, но случайной, стихийной, а то просто  хаотичной. Особенно для тех, кто не поспевает за лидерами или выполнением календарных планов.
В итоге в очном ли, дистанционном или смешанном обучении мы топчемся на месте:
- освой толику содержания того или иного курса,
- сдай экзамен (тест, зачет).
Да только такие испытания уже ничего изменить не могут.  Поезд ушел. А если и есть следующий поезд, то точно такой же и идущий по тому  же маршруту, что  и предыдущий.

Даже если ученик добросовестно прокликал все е-курсы и прочитывал учебники, посещал лекции и что-то делал относительно самостоятельно на уроках, даже сдал экзамены, не факт, что его активностью правильно управляли, то есть осуществляли педагогическую поддержку и заботу о его успехах те или то, кто (или что) учит. В таких условиях ученик осваивает нужное преимущественно сам (это и есть, надо полагать, наш индивидуальный подход и самостоятельная работа?)

На этом фоне разговоры про деятельностный подход в обучении и личностно-ориентированую его парадигму так и останутся благими причитаниями из уст директивного преподавателя или чиновника от образования и «науки». Пока мы не освоим  инструментарий недирективного и при этом практически тотального процесса управления учением каждого ученика в отдельности.
Средства обучения: преподаватели, бумажные и электронные учебники и пособия должны обеспечивать такое управление учением, при котором работа ученика отслеживается и корректируется во время и после каждого его взаимодействия с малейшими учебными элементами и ситуациями. Для этого необходимо не только создание модели учебной дисциплины, но и динамической модели учащегося (групп обучаемых): каков он есть сейчас, каким он должен быть, и как он будет становиться тем, каким он должен быть.

Увы, традиционная дидактика не обладает инструментарием для такого моделирования. Зато им вполне обладает инженерия знаний, которая, заняв подобающее ей место методологической основы теории и практики обучения, позволит сделать стихийное и несистематическое управление учением в традиционной дидактике  направленным и демократичным (в смысле, персона-центрированным).

Обучение – это информационный процесс.
«Если в информационных процессах прямой и обратной связи учитываются познавательные и психические особенности учащихся, то такие процессы называются  направленными информационными процессами» (В.П. Беспалько. Природосообразная педагогика. М., 2008, с.307).
В таких процессах учитываются прежде всего:
  1. мотивация ученика к изучению предмета и его индивидуальные цели,
  2. актуальный уровень знаний по предмету и базовые навыки по его усвоению
  3. персональные траектория и темп учебной деятельности.
«Информационные процессы, не учитывающие эти особенности ученика, называют рассеянными информационными процессами. Всё традиционное обучение, осуществляемое учителем в классе или учебником дома, как правило, использует рассеянные информационные процессы» (Там же).
Направленное обучение, очевидно, куда более эффективно, чем ненаправленное. Инструментарий педагогического дизайна как инженерии знаний вполне позволяет первое осуществлять.
Возможно ли в практике массового обучения в полной мере реализовать направленный учебный процесс? На наш взгляд, возможно. Прежде всего благодаря реализации трех основных условий:
  1. Максимальной автоматизации процесса управления активностью учащихся.
  2. Вооружения преподавателей методами педагогического дизайна как инженерии знаний для применения как в удаленном, так и в в очном форматах, а также при создании или использовании учебных материалов.
  3. Организации человеко-машинного и просто человеческого диалога, который будет строиться на не принципах простой передачи некоторого объема информации на откуп ученику, а на внесении  желаемых изменений в процесс активного освоения и совершенствования изучаемой предметной области (то есть на принципе управления активным учением).
 Подробнее об сказанном выше  речь пойдет здесь: Инженерия знаний в e-learning 

суббота, 12 марта 2016 г.

Обучение или мечта?



Представьте себе систему обучения, позволяющую учащемуся реализовывать следующие возможности:

  • проводить онлайн-оценку, которая идентифицировала  бы предпочтительный для него путь обучения;
  • использовать эту информацию для обсуждения с линейным руководителем  (преподавателем), который действительно имеет время и возможность осуществлять развитие обучаемого;
  • подобрать персональный план действий по личному развитию, который точно необходим для его обучения;
  • осуществлять персональное развитие в то время, в тех местах и в таком темпе, которые годятся для него;
  • посещать только те занятия, которые выбираются из общих программ для создания собственной базы личных навыков;
  • работать практически во всем мире с вашими коллегами по новым разработкам;
  • прослеживать результаты собственного обучения и создания личного портфолио;
  • получать личный коучинг (обучение), исходя из собственных потребностей в обучении.

Такой виделась будущее системы смешанного обучения в 2003 году Кэйю Торну, известному специалисту по корпоративному обучению (Kaye Thorne. Blended learning : how to integrate online and traditional learning. London, 2003, p. 10). Что ж, будущее не наступает мгновенно, но его ростки с каждым днем все очевиднее набираются сил. Что нам мешает приблизить мечту, кроме собственной нерасторпности да нерешительности?

четверг, 10 марта 2016 г.

Зачем специалистам e-learning инженерия знаний

Время от времени ко мне обращаются коллеги примерно с одними и теми же проблемами:
  1. Нужен слайдовый курс.
  2. Целевая аудитория – обычно новички, или перемещенные в должности, или «старички», которым нужно приспособиться к изменению, как правило, вызванному  выходом нового пакета внутренних нормативных документов (ВНД).
  3. Как, каким образом  трансформировать содержание ВНД и описываемые в них факты, понятия, явления и процессы в обучающий продукт?
Свел наиболее типичные вопросы коллег в таблицу и снабдил их ответами:
Вопрос
Ответ
Столкнулись со сложной задачей. Заказчик - опять банк. Предмет курса (слайдовый курс) - процесс работы с проблемными активами (заемщиками, которые по имеют просроченную задолженность)
Что-то мне подсказывает, что слайдовому курсу будет непросто справиться с этой задачей. Если, конечно, на слайдах этого курса, не будут отрабатываться умения и навыки поведения персонала «внутри» процессов работы с проблемными активами»
Попытки выстроить конструктивное взаимодействие с предметным экспертом (это методолог, пишущий внутренние нормативные документы (ВНД) по процессу) были не очень успешны. Целевая аудитория (ЦА) - сотрудники-новички.   
Заявленная цель – сотрудники должны знать бизнес-процесс (вплоть до номеров документов(!), содержание всех ВНД по процессу, сам процесс и функционал всех участников процесса (не хуже своих). Попытки сузить ЦА, определить конкретную цель и задачи курса не увенчались успехом. Однако курс нужно делать.
Не знаю, как реализовал ВНД методолог. Он, думается, должен был расписать модель описываемой в ВНД предметной области: 
от а) структурированного перечисления описываемых в документах фактов, явлений, понятий, процессов, их семантики (значений) и функций  
б) через процедуры их применения (осуществления процессов) с учетом ограничений и трудностей, 
в) до динамической модели поведения сотрудников при выполнении своих обязанностей и принятия решений, в том числе неоднозначных. 
Венцом описания предметной области применительно к обучению является ее операционная модель –структурированный и/или иерархизированный список необходимых умений и навыков, необходимых для выполнения сотрудниками обязанностей.
Отчетливо видно, что цель в виде «знать то, и то, и то» не работает. Целью обучения является не знание (хранение в памяти + воспроизведение  информации), а деятельность сотрудников. Содержание ВНД в этом случае должно быть переведено на язык обучения, т.е. и операционного описания предметной области (поведения сотрудника).
По мнению методологов, нашей задачей является расширение контента курса за счет снятия экспертизы у подразделений, участвующих в процессе вплоть до работы с работниками, находящимися на самом низком уровне организационной иерархии
А существует ли у заказчика или исполнителя инструментарий для снятия такой экспертизы? В качестве такого инструмента могут выступать методы инженерии знаний, описывающие - применительно к обучению и прежде всего - модель учащегося и модель проблемной (предметной) области, типы актуальных для работы знаний.
От нас, педдизайнеров, требуют не «копания» в ВНД, "делая работу, которая уже сделана". Почему, мол, мы не задаем вопросы о том, чего нет в ВНД, и что нужно добавить в курс
Увы, не всегда и методологи, и специалисты по обучению обладают методами обнаружения того, чего «нет». Не будем спорить, в чьей компетенции находится такое умение - экспертов или разработчиков е-курсов. Это решение - дело компании. Куда важнее кому-нибудь из них освоить такие способы и методы работы со знаниями разного типа. Методология инженерии знаний немало наработала в этом плане.  
Возможно ли в такой ситуации какое-то решение при условии довольно скромного бюджета и срока?
Извечным дефицитом ресурсов нас не удивить. Владей участники описанных типовых ситуаций соответствующими инструментами и методами, им не пришлось бы изобретать /как правило, безуспешно или ничтожно результативно/ инженерию знаний – ветвь искусственного интеллекта, описывающую процессы извлечения, приобретения, представления, структурирования и применения знаний. Быть может, куда рациональнее сначала освоить эти процессы, после чего работа и методологов, и педдизайнеров станет куда менее ресурсоемеой и куда более рациональной, систематичной и куда менее непроизводительной, если не ... безрезультатной

Подобные вопросы от коллег  подталкивают к необходимости напомнить, что педдизайн – это только не красивые шаблоны слайдов,  дружественный интерфейс или хорошо структурированный контент и ловко придуманные тесты или симуляторы. Похоже, приходит время осознать, что бывают разные уровни педдизайна, высший из которых сегодня базируется на методологии инженерии знаний и достижениях иных когнитивных наук. 

Смотрите запись вебинара  на эту тему и его презентацию

пятница, 4 марта 2016 г.

Является ли преподаватель интеллектуальной обучающей системой?


К теме использования достижений когнитивных наук в обучении, в том числе и науки искусственного интеллекта, многие относятся с некотором предубеждением. Мол, интеллектуальные обучающие системы и недостаточно развиты, и выбивают из учебного процесса бессмертную преподавательскую харизму, и превращают учение в механический, а не творческий процесс.
И все было бы так, если бы учитель не был бы сам по себе … той самой интеллектуальной обучающей системой. Не так ли? К тому же все еще гораздо более совершенной, чем разного рода автоматические интеллектуальные системы. Однако живой преподаватель далеко не всегда осознает и детальнейшим образом анализирует (рефлексирует), а как же устроен его дидактический интеллект, как заставить его служить делу подготовки учащихся максимально рационально, как извлечь из преподавательского опыта богатейшие неявные знания, интуиции и творческие инсайты, способы мгновенного принятия решений.
Думается, настает пора поставить на службу очного и удаленного, электронного и личностного обучения достижения инженерии знаний и ИИ и даже рассматривать их методы и способы в качестве методологической основы современного обучения. 

Хотим мы того или нет, преподаватель – это самая настоящая (более или менее) интеллектуальная обучающая система.


Смотрите запись вебинара  на эту тему и его презентацию.