суббота, 9 апреля 2016 г.

Инженерия знаний в eLearning и в смешанном обучении

Подходит к концу курс на "стремную" все еще тему "Инженерия знаний в e-learning

В ходе курса мы разбирали такие вопросы : 
  • Инженерия знаний (ИЗ) как методология получения, представления, обработки  и применения знаний в обучении. Базовые умения и навыки как предпосылка приобретения новых. Движущий механизм обучения.
  • Извлечение, представление и систематизация знаний с помощью мультимедиа. Основные способы представления знаний.
  • Данные, информация, знания. Преобразование информации в знание. Декларативные, процедурные и учебные знания. 
  • Модель учащегося. Учебный процесс на основе модели обучаемого. Модель учащегося и модель дисциплины. 
  • Отличия модели  проблемной (предметной) области и модели учебной дисциплины. Тематическая, функциональная и семантическая модели учебной дисциплины. Метазнания. 
  • Иерархия учебных умений и навыков. Процедурная и операционная (поведенческая) модели учебной дисциплины.


Первый отзыв о курсе:

(Манакова Людмила Михайловна, доцент Алтайского государственного педагогического  университета)


Лейтмотив курса: если сейчас нет общедоступного технического решения (прежде всего интеллектуального дидактического программного обеспечения) или иных ресурсов для реализации на деле высокоинтеллектуальной обучающей системы, то стоит организовать процесс так:
рассматривать мозг (и руки) преподающих, обучающихся и возможности компьютера,  словно они представляют собой распределенную интеллектуальную обучающую систему. 
Например, представление знаний распределить между преподавателем и компьютером, их извлечение - между учащимися и их группами, получение (приобретение) знаний делегировать ученикам, а управление учением (освоением предметной области) рационально распределить между интерактивным контентом и преподавателем.. Иными словами, спроектировать архитектуру смешанного курса и способы его реализации, слово его элементы представляют собой  интеллектуальную обучающую систему. Постепенно,  от семестра к семестру, из года в год   "повышать уровень искусственного интеллекта" курса, наращивая индивидуализацию и автоматизацию процесса учения, добиваясь управления освоением каждого из учебных элементов каждым обучаемым по комфортной для ученика траектории, в необходимых объемах и темпе. Массовое обучение пока всем эти не может в полной мере похвастаться.

 И речь вовсе не идет о замене преподавателя компьютером или отождествлении их функций и ролей в обучении. Дело в ином: используя методологию инженерии знаний, способы и методы других когнитивных наук сделать учебный процесс по-настоящему личностноориентированным, результативным и осознанным:
Сегодня, думается, именно методология инженерии знаний способна явиться катализатором и стать ведущим поставщиком адекватных идей и практических решений для смешанного и электронного обучения. 

вторник, 5 апреля 2016 г.

Сказ про то, как я арабских e-learning’цев учил-2

(Продолжение. См. начало)
Координатор проектов ООО «НТЦ Системинвест»

«Лиха беда начало»,- подумало мое руководство и подсуетило еще одну группу иностранцев для обучения их основам создания курсов. Программа та же – в очном формате немного про elearning в целом, немного про структуру курса, немного про сценарии курса, немного про LMS Moodle, немного про CourseLab. По итогу слушатели должны сделать черновой вариант курса, а потом будем «допиливать» его в дистанционном формате. Группа из Иордании, 8 человек.
Наученный опытом обучения в предыдущей группе, я заранее выяснил языковые возможности и профессиональные интересы потенциальных слушателей.
Результат превзошел ожидания:
  • все говорят и понимают по-арабски;
  • шесть человек понимают по-русски (более-менее), двое из них говорят по-русски неплохо;
  • еще двое понимают по-английски, но только один из них говорит на этом языке;
  • шестеро, говорящих по-русски, естественно, не понимают по-английски;
  • я говорю и понимаю по-русски и по-английски, немного по-немецки, арабский не знаю;
И еще несколько условий этой непростой логической задачи:
  • все работают в системе гражданской обороны в Иордании;
  • шесть человек по профессии инженеры по сетям (все русско-понимающие) – оказалось, что они учились в ВУЗах России, Украины и Молдовы;
  • один программист на Java и html;
  • еще один - сотрудник отдела международных отношений, по первому образованию бакалавр английского языка, сейчас еще учится на преподавателя;
  • будут ли они вообще заниматься созданием электронных курсов, они не знали.
Внимание, вопрос! На каком языке преподавать, какой материал давать и чему вообще учить?
Вывернув пару дополнительных извилин, я решил подготовить основной материал на-русском. С соответствующей адаптацией для нерусско-говорящих людей. Фразы на слайдах делал очень короткие, старался избегать фраз, понятных только носителям русского. В LMS Moodle добавил арабский язык, CourseLab поставил тоже на арабском. Подготовился, одним словом.
Первый учебный день добавил еще интересного – в Иордании, как мне показалось, не особенно принято работать. Совсем. По словам моих слушателей, рабочий день начинается ближе к 10 утра, в 13 часов обед и послеобеденный сон, а потом как пойдет – может, еще поработают, а может, и нет. В пятницу они работают только до обеда.
Я с грустью представил, как буду их «пинать», а потом решил, как пойдет, так пойдет. Буду учиться перестраивать программу курса не на следующий день (как было с тунисцами), а прямо во время учебного дня, в зависимости от их работоспособности.
Работали так:  я на русском рассказываю, потом двое по очереди переводят на арабский. Особо важные вопросы я отдельно на английском повторял двум слушателям.
Надо сказать, что получилось лучше, чем я ожидал. Правда, материала освоили явно меньше, чем с тунисцами (те ребята были на порядок работоспособней). Иорданцы на каждом шагу, пытались схалявить, сбегать покурить, дремануть, уйти на обед и в гостиницу пораньше, прийти попозже. В перерывах между этими жизненно важными делами мы учились. И я сумел их заинтересовать! Они даже работали! Делали, писали, создавали! Написали структуры к четырем курсам, разбившись на пары, подготовили четыре сценария, отрецензировали друг друга.
Потом, уже дистанционно, доучились создавать в LMS Moodle вебинары. Дальше будем держать связь в дистанционной форме.
Трое клятвенно мне обещали применить полученные знания и навыки при создании курсов. Это неплохой результат с учетом того, что они сами толком не знали, зачем и почему именно их прислали на учебу в Москву. Насколько я понял, собрали всех, кто понимал по-русски и разбавили теми, кто понимает по-английски. Это, видимо, был единственный критерий для отбора слушателей.
Ну, и очередные выводы, а как же без них:
1.      Максимально короткие фразы на слайдах, простые слова – сила. Легко пойму и на иностранном языке, и на родном.
2.      Мультиязычность специализированного софта – сила. Очень удобно, когда есть возможность включать любой язык для удобства пользователя.
3.      Синтез очного и дистанционного (смешанное обучение) – отличное подспорье при ограниченных временных рамках и безграничного объема учебного материала! Некоторые разделы можно смело отправлять в чистую дистанционку, а некоторые лучше рассмотреть в очном режиме.
4.      Необходимо нарабатывать навык изменения программы курса (при такой необходимости) прямо в процессе занятия. Для этого надо знать не только основную тему, но и побольше вопросов, которые так или иначе соприкасаются с основной темой.
Если еще предложат провести курс(ы) в подобных аудиториях, соглашусь ли я? Конечно да! Представляете, как потом легко вести курс на родном языке.

Как мы проектируем и/или реализуем смешанные курсы (1)

Предварительные оговорки
Речь в посте пойдет не только и не столько о тех смешанных курсах, которые мы с коллегами (да и каждый из нас индивидуально) проводим сами, а о тех, которые проектируем, сопровождаем  и/или реализуем по желанию заказчиков.
Под курсом мы понимает не что иное, как средство управления учением не зависимо от того, кто им фактически управляет: преподаватель, электронное средство, тьютор, группа обучаемых, специально организованное печатное издание  или сам обучаемый.

Управление учением (автоматизация, замкнутость, индивидуализация)
Управление учением — это целенаправленное планомерное поведение средства обучения (преподавателя, учебной (тренинговой) группы, электронного, иного технического средства, печатного издания, физического объекта), направленное  на обеспечение искомого  учебного результата.  Результата на стороне ученика, разумеется, а не на стороне средств обучения.
Благодаря ИКТ управление учением, то есть поведением ученика в ходе освоения им предметной области может быть полностью или частично автоматизировано:

Изучив ситуацию заказчика, его возможности и пожелания, мы предлагаем решения о том, что в учебном процессе рационально автоматизировать полностью, а  что частично. То, что не поддается автоматическому или автоматизированному управлению, ложиться на плечи преподавателя или тьютора. Разумеется, чем такая нагрузка меньше, тем более экономятся силы обучающих и высвобождается их время для реализации более продуктивных задач.
Осуществлять полномасштабное  управление учением в условиях массового традиционного обучения весьма проблематично. В привычных лекционно-семинарских или классно-урочных форматах организации процесса управления учением осуществляется периодически, является разомкнутой:
Разумеется, чем более замкнутым будет управление учением, тем выше будет учебный результат.  Проектируя смешанный курс , мы стремимся максимально замкнуть сеть управления учением, часть этого процесса «замыкая» на интерактивном контенте, а часть  - на деятельности преподавателя. 
Замкнутое обучение, реализованное в полной мере в смешанном курсе, способно обеспечить индивидуализацию учебного процесса:
Подробнее об управлении учением и о многом другом мы расскажем здесь, а также в следующих постах.

пятница, 1 апреля 2016 г.

Немного о TinCanAPI: революция или блажь?

Координатор проектов ООО «НТЦ Системинвест»

После проведения вебинара поступил вопрос «из зала» - а можно ли использовать TinCanAPI в смешанном обучении. Мой ответ: да, можно. Но вот зачем это надо, я не знаю.
Скорее всего, такие вопросы возникают из-за неполного или неправильного понимания применимости того или иного средства для создания электронных курсов.
Пару лет назад я прослушал несколько вебинаров английских авторов о применении TinCanAPI. С тех пор я не интересовался новостями про SCORM и TinCanAPI, так как не получил для себя ответа на вопрос – в чем прелести практического применения TinCanAPI. На прослушанных вебинарах были только бессмысленно-восторженные отзывы – «как это классно», «в ногу со временем» и т.д.
Поискал я на просторах Интернет отзывы тех, кто сейчас так или иначе работает с тим форматом. В результате поисков, натолкнулся я недавно на запись одного вебинара:

Наглядный и работающий пример применения TinCan/i-Революция.
Рис. 1. Скриншот вебинара

Просмотрел-прослушал. Очень двойственное впечатление у меня оставил этот вебинар. И революции я не увидел, если честно.
Автор выступления делает упор на то, что TinCanAPI – это очень удобно при плохом качестве доступа в Интернет. И тут же говорит о том, что пользователю можно отправить курс по почте. А как это сделать, если по условиям у нас нет качественного канала связи с Интернет? Так что доступ к курсу, курс письмом – одно и тоже.
Гораздо более стабильно решение – ставить локальную версию LMS.
Мы столкнулись с такими проблемами (качество канала доступа в Интернет), когда разворачивали учебные классы для дистанционного обучения в Тунисе и Иордании. Какой там TinCanAPI, о чем говорить? В качестве рабочей LMS мы поставили бесплатную LMS Moodle, которая поддерживает TinCanAPI. С редакторами курсов у них напряг – нет возможности сохранять курсы в TinCanAPI. Что делать?
Программисты, они затейники, придумали классную штуку!
Работают удаленные классы Туниса и Иордании с централизованной версией LMS Moodle, которая стоит на серверах в Швейцарии. А дополнительно поставили мы в этих классах локальную версию LMS Moodle, которая постоянно синхронизируется с централизованной. Все новые курсы, пользователи вносятся только в центральную LMS и автоматически синхронизируются с локальной версией LMS.
Затем сами дописали специальный плагин. В случае обрыва канала доступа в Интернет, пользователи автоматически переводятся на локальную LMS. Происходит это настолько быстро, что пользователь и не поймет, что он работает теперь в локальной LMS. Учатся слушатели, проходят курсы, выполняют тесты и так далее. То есть видят результаты своей учебы\работы здесь и сейчас. Затем, в момент восстановления связи с Интернет, происходит синхронизация локальной LMS Moodle с централизованной только в тех разделах, где конкретные пользователи проявляли активность. То есть база центральной LMS Moodle просто дополняется сведениями о активности каждого пользователя по каждому действию.
Теперь уже тьютор может спокойно просмотреть все действия пользователя и результаты его работы.
Согласитесь, что такой вариант гораздо надежней, чем посылка курса письмом. Да и TinCanAPI-плеер покупать за бешеные деньги не надо, если таковой не поддерживается используемой LMS.
На самом деле, при первых появлениях нового продукта на рынке электронного обучения, было анонсировано много преимуществ по ходу сравнения SCORM - TinCan.
Например, считается, что TinCan поможет отследить активность пользователя на множестве ресурсов – тематические форумы и специальные странички социальных сетей, чаты, блоги. Получив отчет, мы увидим картину истинной активности пользователя.
Это все хорошо, но кто-нибудь посчитал, как это сделать с малыми финансовыми затратами? Представляете работу администратора курса, который выискивает все возможные активности пользователя и вносит ссылки на них их в курс в формате TinCanAPI для отслеживания этой активности.
Да и зачем это? Нет, если мы ставим целью нашего курса научить пользователя проявлять как можно больше активности на различных ресурсах, то, конечно, TinCanAPI поможет. Но обычно цели учебного курса гораздо прозаичней – научить слушателя определенным навыкам. Зачем нам статистика по активности слушателя? Нам важен итоговый результат – тест, эссе, прохождение игрового симулятора, выполнение лабораторной работы и т.д.
Перефразировав неумирающую классику, я бы так описал свое отношение к этому новому набору спецификаций для создания дистанционных курсов:
TinCanAPI, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа.



От массового обучения к индивидуализированному через смешанное


Года два назад посчастливилось мне целую неделю очно и еще месяц дистанционно работать с сотрудниками одного  вуза. Дело шло прежде всего о внедрении электронной и дистанционной составляющих в очный процесс.
Первый тренд, бросившийся в глаза в тогдашней работе коллег:
содержание и методы поточного очного обучения один к одному, механически переносятся в онлайн. Не без шумов и искажений, разумеется.  За вычетом, по большому счету говоря, лабораторных / семинарских / практических занятий из дистанциооного формата. С прибавлением батарей формального во всех отношениях итогового, реже - редких промежуточных тестов. 
(Были, правда, и интересные исключения. Особенно впечатлили  практикумы по электротехнике и электрическим машинам. Кроме того, по ряду предметов была создана отличная по замыслу система контроля по учебным элементам. Увы, этот замысел не воплотился должным образом в реальность и рассеялся втуне).
Лекций же при этом никто радикально не отменял, разве что подсократили их на сколько-то там для отмазки процентов.

Спрашиваю у преподавателей и руководства вуза, а что позитивно изменилось в процессах:
  • организации обучения и управления им,
  • преподавания,
  • учения,
  • отработки практических навыков,
  • научно-исследовательской работы студентов?

Позитивная часть ответа (негативную опустим)  оказалась неожиданной для меня и не слишком убедительной: теперь студенту нет необходимости ходить в библиотеку и «мучаться» от книжной пыли + экономия денег. Однако качество контента е-курсов, а пересмотрел я их в том вузе почти 3 десятка, увы, явно проигрывало содержанию книжных изданий.

Нужно ли такое смешанное обучение? Поставил себя на место преподавателя (плавал, знаю), на место управленца (тоже поплавал) и понял. Мне – не нужно.

Электронная и дистанционная составляющие смешанного обучения  нужны мне как преподавателю, как минимум, для:
  • избавления меня от необходимости из года в год творчески повторять то, что аудитория может освоить и без меня;
  • индивидуализированного и максимально автоматизированного управления тем,  как учащиеся осваивают необходимый материал, для помощи им в этом, а также коррекции их возможных ошибок. Чтобы высокоинтерактивное электронное пособие обеспечивало (само)контролируемое самостоятельное глубокое и прочное усвоение того материала, который в нем содержится;
  • повторения и закрепления, для многократной управляемой отработки тех базовых знаний, умений вплоть до формирования навыков, без наличия которых у учащегося  с ним в вузе, а тем более на производстве,  просто не о чем разговаривать;
  • экономии преподавательской энергии и высвобождения от рутинных работ с целью повышения удельного веса индивидуальной работы со студентами, ради очного – диалогового и полилогового (группового)  формирования их  компетентности (в смысле самостоятельности и ответственности при решении учебных задач и практических проблем), формирования опыта креативности.

 Ну, никак не понимаю, зачем нужны еще электронные клоны массового традиционного обучения, в условиях которого  


Задача отечественного смешанного обучения на текущем этапе, ИМХО, состоит в обеспечении как раз предельно здесь-и-сейчас возможной индивидуализации информационного обмена между обучающими  (преподаватели, учебники, ЭОР) и теми, кто учится. Управляемого, рационального, а главное обеспечивающего трансформацию информации в индивидуальные знания и опыт учащихся. О том, как это сделать, подробнее поговорим здесь. Вчера же спросил у слушателей идущего сейчас курса (они же преподаватели и/или руководители учебных центров, и/или разработчики электронного контента):
Каково процентное соотношение рационального и стихийного начал в управлении учением ваших слушателей?
Ответ:
30% к 70%
Мне показалось, что коллеги были чуть более позитивны, чем следовало бы. Возможно, я преувеличиваю,  ведь в их организациях  доля практических занятий до 3/4 от учебного плана доходит и группы "всего" от 12 человек. А как бы вы выразили в процентах соотношение стихийных и управляемых процессов в ходе учения ваших подопечных?